СТРУНЫ СМЕРТИ МАНЬЯКА И УБИЙЦЫ ЧАРЛЬЗА ГОВАРДА ШМИДТА

Чарльз Шмидт.

Об этой страшной серии преступлений американские СМИ того времени молчали, словно набрали в рот воды. Только совсем недавно на свет выплыли жуткие подробности деяний сексуального монстра, которые в те годы «любви и всеобщего кайфа» казались слишком ужасными. Чтобы говорить о них публично. Середина 1960-х, это было время, когда молодежь бредила рок-н-роллом и свободной любовью, а каждый второй юнец, научившийся бренчать на гитаре, мнил себя новым Пресли. Это были времена, когда американские девчонки из маленьких провинциальных городков почитали за счастье отдаться любому, хотя бы внешне не похожему на серого обывателя, облаченного в чиновничий костюм и непременную фетровую шляпу.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ «ПРЕСЛИ» СТАЛ МАНЬЯКОМ.

24- летний Чарльз Говард Шмидт по прозвищу Смитти из города Тусон – Аризона, красивший волосы хною, носивший ковбойские сапоги из змеиной кожи и умевший бренчать на гитаре, почитался местными тинейджерками «новым Пресли», а потому – имел, кого хотел. Увы, молодой звезде этого было слишком мало: Шмидт хотел повелевать не только телами фанаток, но и их жизнями. То, что, владея тремя аккордами и написав две незамысловатые песенки вовсе недостаточно, дабы стать настоящим «новым Пресли», Шмидт прекрасно понимал и сам. К 1966 году Чарльз, получивший отказы от двух компаний звукозаписи, окончательно расстался с надеждами стать звездой все американского масштаба и сосредоточил внимание на завоевании родного Тусона. Точнее, на завоевании всех сколь либо привлекательных девчонок, посещавших его концерты. Надо сказать, у юнца, поставившего целью перелюбить возможно большее число фанаток, задуманное выходило на удивление гладко. Едва он, обладатель бархатистого баритона, начинал выводить слова немудреной песенки: «Я – разноцветный трубочист, пойдем со мной, я покажу тебе дорогу», как местные девицы, подражая столичным фанаткам, срывали с себя трусики и, выведя на них помадой номер телефона, забрасывали ими кумира. Что ж, Смитти не отказывал никому. Он вел дневник, согласно которому, на протяжении первых 6 месяцев 1966 года удовлетворил более полутора сотен местных девиц, желавших приобщиться к миру настоящего «рок-н-ролла». Заметим: как это нередко бывает с донжуанами, ненасытность юнца объяснялась глубоко укоренившимся в нем комплексом неполноценности. Способствовали его развитию глубокое презрение к «талантам» Чарльза со стороны богатых родителей – конформистов, да собственный малый рост парня, от которого он избавлялся, подкладывая в свои знаменитые ковбойские сапоги картон, – чтобы стать хоть немного выше. Как бы то ни было, молодчик, в душе осознававший свою бездарность и в то же время не испытывавший, благодаря «предкам», недостатка в средствах, просто не знал, чем заняться в затрапезном городишке, расположенном в самом сердце Аризонской пустыни. Некоторое время Чарльз, переспавший со всеми местными девчонками, тешил свое самолюбие, переключившись на их мамаш. И здесь дела у Шмидта шли на загляденье: если фанатки млели от внешней схожести кумира с Пресли, то их мамочки легко покупались на выдумки юноши о его «неизлечимой болезни, «раке» и – жалели бедолагу, как могли. Неизвестно, сколь долго продолжались бы эти забавы провинциальной «звезды», если бы летом 1966 года Чарли не обзавелся преданным поклонником мужского пола, неким Ричи Брунсом. Ричи, сын небогатых родителей, был готов прислуживать Смитти и, в отличие от прочих местных юнцов, почитал Чарльза действительно равным Пресли. Свою преданность Шмидту Ричи весьма своеобразно доказал в сентябре 1966 года. После того как певец пожаловался на «суку – мать», попрекающую его деньгами, Брунс исчез на пару дней, а затем встретился с кумиром, прихватив с собой пачку фотографий. На фотографиях была запечатлена обнаженная и избитая Кэтрин Шмидт, мать Чарльза – Ричи похвастал, что отомстил «суке» таким образом, за нелюбовь к сыну, воспользовавшись отсутствием в доме мужа.

РОЖДЕНИЕ МОНСТРА.

Фото юного Шмидта и одной из его будущих жертв. 

Как среагировал бы на подобную мерзость нормальный человек, говорить не будем. Чарльз отблагодарил мстителя бесплатной выпивкой в баре и приблизил к собственной персоне. С этих пор Брунс стал его личным водителем и посыльным. К этому времени Шмидт, которому приелась безотказность местных девиц и их мамочек, решил испробовать, как он в последствии скажет, «блюдо по острее» – изнасилования с последующими убийствами. Сейчас трудно сказать, что в действительности руководило «новым Пресли» – то ли, пресыщенность, то ли, согласно его показаниям следователю, «желание стать Королем Смерти и выразить свое презрение к бабам». Но факт остается фактом: в октябре 1966 года Чарльз начинает серию убийств собственных фанаток. Схема действий маньяка выглядела так: Ричи подкатывал к дому одной из легковерных девиц и заговорщицки сообщал, что «Король влюблен и готов дать в пустыне персональный концерт» в ее честь. Польщенная девица усаживалась в авто, на полпути Брунс подхватывал Шмидта, действительно напомаженного и вооруженного гитарой, и далее дорога лежала в самое сердце пустыни. Здесь Шмидт, пока Брунс деликатно покуривал в стороне, насиловал жертву, душил ее струной от гитары, а мертвое тело прикапывал в песке. Когда «персональный концерт» заканчивался, верный Ричи доставлял обратно в город, получая в награду стопку виски. Подобным образом за неполных полтора осенних месяца его жертвами стали 15- летняя Эллин Роу, 16- летняя Гретчен Фритц и ее 14- летняя сестра Вики, а также их 17- летняя подруга Кити Махоуни. Всего же маньяк планировал убийства 6 фанаток. Своему восхищенному лакею Брунсу, Шмидт говорил об этом так: Мою гитару не оценили. Что ж, я стану убивать до тех пор, пока на ней не останется струн. Лишь такой инструмент будет достоин Короля Смерти!». Да, Шмидт был последователен в осуществлении планов: всякий раз, захоронив очередную жертву в пустыне, Чарльз закапывал вместе с ней и орудия убийства. Гитарную струну. Пропавшие подростки во времена «свободной любви и рок-н-ролла» не были чем-то из ряда вон выходящим. Родители жертв Шмидта и Брунса полагали, что их дочери попросту бежали в большие города, чтобы присоединиться к какой-нибудь коммуне хиппи. Без особого энтузиазма разыскивала беглянок и местная полиция, так что планы «нового Элвиса» об убийстве шестерых девиц вполне могли бы сбыться. Друзей Шмидта и Брунса, уже уверовавших в собственную безнаказанность, подвело, в итоге, невнимание к одной второстепенной, по их мнению, детали. Чарльз, хорошо знавший пуританский нрав своей матери, был убежден, что Кэтрин ни при каких обстоятельствах не расскажет о проделанном с нею, ни мужу, ни полиции, дабы не уронить в глазах местной общественности свой собственный имидж. Действительно, на протяжении почти всей осени 1966 года миссис Шмидт глубоко переживала происшедшее и хранила молчание. А затем, неожиданно для себя самой, нашла мужество и рассказала обо всем супругу.

КОНЕЦ ЗВЕЗДЫ РОК-Н-РОЛЛА.

Чарльз Шмидт перед судом. 

Тот поставил в известность шерифа, и блюститель закона защелкнул браслеты на запястьях Ричи. Подонок поначалу отрицал изнасилование матери своего кумира, однако под давлением неопровержимых улик, фотографии миссис Шмидт, изъяли дома у Брунса, вынужден был расколоться. На этом преданность Ричи идолу и закончилась: Брунс не только поведал о мотивах изнасилования женщины, но и рассказал следователю о персональных концертах Шмидта в пустыне. «Задайте Смитти только один вопрос: почему на его любимой гитаре осталось две струны, и куда он подевал остальные!» — вопил Ричи, надеясь, что суд скостит ему срок за сотрудничество со следствием. Что ж, полицейские вняли совету и вскоре, арестовав Шмидта, действительно озаботились судьбой отсутствующих гитарных струн. «Новый Элвис», как ни странно, быстро сознался в совершенных преступлениях и 18 декабря 1966 года, во время следственного эксперимента, извлек из аризонских песков первую струну и череп Эллин Роу. Затем Шмидт указал и остальные места захоронений легковерных фанаток. В январе 1967 года Ричи Брунс получил 25 лет тюрьмы. Его кумира суд приговорил к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора. По законам штата, Смити ожидал своей участи не в одиночной, а в общей камере, где его сразу невзлюбили за высокомерие и заносчивость. Узнав же о похождениях «Элвиса» на свободе, сокамерники Шмидта и вовсе решили ускорить правосудие, в одну из ночей воткнув в сердце «героя рок-н-ролла» ржавую заточку.

label, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *