Гепариновый маньяк – Петр Зеленка

Маньяк в белом халате это не мода последних лет! За последнее десятилетие мировая пресса не раз сообщала о так называемых «докторах по имени Смерть» – медсестрах, медбратьях и врачах, отправлявших пациентов в мир иной при помощи «инъекции милосердия». Надо сказать, именуя таких врачей убийцами, их коллеги сильно горячились. Ведь такие «убийцы в белых халатах» хотя и осуществляли нелегальную эвтаназию, все же до сих пор они брались за шприц по воле самих больных, умолявших прервать их мучения. Да и руководствовались мотивом, который в ряде стран считается гуманным: облегчить кошмарные страдания людей, официально признанных неизлечимыми. Не желая обелять «убойных гуманистов» или «гуманных убийц» — тут уж кому и как угодно их называть, отметим: даже в их ряду выделяется 30-летний медбрат Петр Зеленка, процесс, по уголовному делу которого проходили в Чехии с марта 2008 года. Этот маньяк – убивал пациентов, которые по всем показаниям шли на поправку! Убивал потому, что начитался дурных книжонок и, по его собственному определению, данному на суде, мёчтал «привнести дух экшн в скучную жизнь больницы».

Прилежный и трудолюбивый маньяк

Гепариновый маньяк Петр Зеленка.

Гепариновый маньяк Петр Зеленка.

В 2000 году когда молодой Зеленка поступил на работу в больницу города Гавличков Брод, Восточная Чехия, здешний персонал не мог нарадоваться на парня, представлявшегося «идеальным медбратом». И немудрено. Петр всегда восторженно соглашался на любые сверхурочные работы, а в свободное время – настойчиво овладевал медицинскими знаниями, посещая курсы повышения квалификации и читая учебники по фармацевтике. Одним словом, когда через 6 лет такой подвижнической работы Петра перед руководством больницы встал вопрос: а не назначить ли его старшим медбратом ночных смен, никто не усомнился, что лучшей кандидатуры на столь ответственную должность не найти.

Радовался новому назначению и сам Зеленка. Еще бы! Ведь теперь по ночам, когда в больнице Гавличкова Брода на время замирала жизнь, он становился полновластным хозяином отделения интенсивной терапии. Отделения, в котором, в данном случае, приходили в себя после операций тяжелобольные, но идущие на поправку пациенты. Нет, конечно, были у ночного отделения и другие «ангелы-хранители» в лице младших медбратьев и дежурного врача, дистанционно, из кабинета, призванного наблюдать по компьютеру за показаниями жизнедеятельности больных. Но они и помыслить не могли, что ответственный и вечно углубленный в работу Зеленка на самом деле – коварный хладнокровный маньяк, прокравшийся в их ряды. А потому до поры, до времени приписывали все фатальные «инциденты», случавшиеся во время дежурств парня, исключительно воле случая. Ну а маньяк тем временем, зная, что он – работящий и любящий пролить «на публику» слезы у койки особо тяжелого пациента, – вне подозрений, занимался следующим. Улучая миг, когда оставался один на один с пациентом, «заправлял» в шприц гепарин. И, приветливо, успокаивающе улыбаясь, делал больному укол. Гепарин – это вещество антикоаryлянт, разжижающее кровь, входящее в послеоперационную терапию. И посему больные не видели ничего экстраординарного в ночных уколах, которые им ставил всегда улыбчивый медбрат. Вот только ни они, ни кто-либо иной в больнице не подозревал, что вместо традиционной суточной «дозы» в 10-20 тысяч активных единиц вещества Зеленка вводил «подопытным крысам» – причем не подкожно, а внутривенно – 25 тысяч единиц за один раз. И затем – отваливал в сторонку, с любопытством ожидая развития событий.

С небольшим преимуществом победили врачи 

Маньяк Петр Зеленка и его жертвы.

Маньяк Петр Зеленка и его жертвы.

А события, что называется, и впрямь развивались быстро. И зачастую летально. Ведь у «смертников» медбрата Зеленки из-за чрезмерных доз гепарина вскоре открывалось внутреннее кровотечение. И вот тут-то этот маньяк начинала ловить долгожданный кайф. Петр жаждал видеть, насколько оперативна и умело отреагирует на внезапное изменение состояния пациентов дежурный врач. Маньяк заключал сам с собой пари, сумеет ли реанимационная бригада откачать очередного больного, приговоренного им к мучительной смерти.

Петру нравилось, что он привносит в ночную жизнь больницы, по его же собственному определению, «экшн». Элементы этакого «медицинского триллера», в котором маньяк, наряду с остальным персоналом, принимал самое деятельное участие, понукая слишком «сонных» медсестер и путаясь под ногами врачей. Стоит отметить, что в этих поединках «медиков против смерти», механизм, который маньяк с мая по сентябрь 2006 года запускал 17 раз, с небольшим преимуществом победили врачи.

В 9 из 17 случаев им удалось остановить внутреннее кровотечение у несчастных. А вот в 8 эпизодах с гепарином врачебное искусство эскулапов не помогло. И пациенты, еще накануне радовавшиеся, что они, по утверждениям докторов, быстро идут на поправку, окончили жизнь в страшных муках. Ну а что же наш лихой медбрат Зеленка? Да, пролив крокодиловы слезы над очередным, им же «инициированным» покойником или напротив, экзальтированно «порадовавшись» спасению несчастного! Маньяк – с чувством исполненного долга – отправлялся после смены домой. И, поведав своему отцу Богомилу, что «смертельно устал», вот уж действительно: смертельно, заваливался на диванчик с книжкой в руках. Да не просто с книжкой, а с триллером, главным героем которого был некий «Доктор Гепарин» — вымышленный врач, по прихоти автора убивавший пациентов именно так, как проделывал это Зеленка в реальной жизни.

Гордость маньяка — изобретателя

Разумеется, эта криминальная эпопея с гепарином не могла длиться вечно.. И в конце концов главврач больницы Павел Лонгин сообразил, что его «подозрения, будто к инцидентам могут быть причастны две или три неопытные медсестры – ошибочны», из свидетельских показаний Лонгина на суде. Просчитав, что во всех 17 эпизодах с внезапными внутренними кровотечениями больных неизменным «эскулапом» подле них был лишь Петр Зеленка, доктор Лонгин нет, не поделился своими страшными догадками с полицией, а всего лишь — по-хорошему – уволил маньяка. «По-хорошему» – потому, что не прошло с момента увольнения и недели, как убийца, с выданной ему на руки положительной характеристикой, запросто устроился на работу в больницу соседней Йиглавы. Устроился на схожую должность и, конечно, в отделение интенсивной терапии, в котором его излюбленное орудие убийства, гепарин, всегда изобиловал и был для нормальных врачей самым, что ни на есть безобидным препаратом к счастью, до восемнадцатой части экшна в исполнении маньяка тут уже не дошло. Доктор Лонгин, прекрасно понимая, что вынести такой «гепариновый сор из медицинской избы» означает поставить жирный крест на репутации больницы, все же через месяц после увольнения Петра нашел в себе мужество поделиться своими соображениями с полицейскими. Разумеется, «прекрасного специалиста», так его охарактеризовали уже и на новом месте работы, учитывая опасность Зеленки, тотчас арестовали. А вот до суда дело шло очень долго, не желая, чтобы адвокаты смогли найти хоть малейшую лазейку, дабы оправдать медицинского убийцу, следственная бригада кропотливо изучала его дело. Опросила множество свидетелей самого Зеленку, долгое время не желавшего признаваться в том, что он совершал не «естественные ошибки» по его первоначальным утверждениям, а целенаправленно отправлял больных к праотцам.

Что ж, в конце концов, весной 2008 года, заручившись признаниями убийцы, маньяк был «выведен», наконец-то, на суд. Разбирательство по делу убийцы, учитывая тяжесть содеянного «медбратом» и беспрецедентность его дела в масштабах не только Европы, но и мира, было долгим. В завершение можно сказать о «приеме», который позволил следователям заставить Зеленку, «ушедшего в глухую несознанку», внезапно для него самого сознаться в содеянном. Опытный следователь, вызвавший Петра на очередной допрос, долго молчал и, скучая, перелистывал любимую книжонку медбрата О «Докторе Гепарине». А затем – небрежно и лениво – проронил подследственному: «Господи, ну и скукота! Ты ведь просто взял да и скопировал похождения этого никчемного человечишки!». И услышал в ответ гневное: «Да ничего подобного! Сам способ убийств я придумал еще до того, как триллер вышел в свет! И больных я убивал… немного иначе». Слово – не воробей. Уже через минуту маньяк проклял свой язык. А заодно — и диктофон следователя, зафиксировавший его «чистосердечное признание». За свои художества маньяк получил пожизненное заключение.

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки:

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Фото гепаринового маньяка Петра Зеленки

Видео гепаринового маньяка Петра Зеленки:

label,

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *