МАССОВОЕ УБИЙСТВО ИЛИ ЗАЧИСТКА БАЙКЕРОВ.

Этот рассказ о массовом убийстве произошедшем в Канаде, и совершенном предводителем байкеров Уэйном Келлестином. Массовые убийства в Канаде совершаются отнюдь не часто, точно так же в отличие от США, здесь редки маньяки и серийные убийцы. Так только «мелочь», заделает кто-нибудь время от времени восемь трупов за один раз, и снова, тишь и благодать.

Судьи, как и простые люди, подвержены пресловутой магии цифр. Во всяком случае, ничем иным нельзя объяснить того, что суд над 56-летним Уэйном Келлестином, самым эффективном убийцей в истории Канады XXI века, был назначен на 9 июня 2006 года, как раз к двухмесячной дате его расстрельной серии.

ПРОИСШЕСТВИЕ СЛУЧИВШЕЕСЯ УТРОМ.

А началось все тогда, 9 апреля 2006 года, просто-таки с сельской пасторали. Расс Стил, житель деревни Шедден, — округ Элгина, провинция Онтарио, вышел из домика вместе с женой Линн, чтобы подышать свежим утренним воздухом, и заприметил на трассе неподалеку от своей фермы четыре чужие машины. Местечко Шедден, довольно безлюдное, чужаки здесь ездят редко, а посему естественным было и желание фермера разузнать, что за гости нагрянули сюда с утра пораньше. Однако тотчас удовлетворить любопытство Расс не смог. Стекла первой машины оказались плотно занавешенными изнутри цветастыми одеялами. Пройдя метров двести по трассе, Расс и его супруга с удивлением отметили, что и вторая машина задрапирована столь же тщательно. Тот же антураж, одеяла и тряпки на всех стеклах машины, ожидал их и в третьем, и в четвертом случаях. В итоге мистер Стил счел, что удостоился нашествия городских автобродяг, забаррикадировавшихся в салоне машин для интима и приема наркотиков. Однако прибывшие в Шедден полицейские, вызванные Рассом по рации, быстро успокоили селянина, нарушать здешнюю патриархальную нравственность пришлые не собирались. И заниматься сексом да кайфовать обитатели левых автомобилей тоже никак не могли. Ибо попросту были трупами. Из четырех машин полицейские извлекли по два мертвых мужских тела. Каждое было облачено в специфические байкерские одежды, кожаные куртки, такие же штаны и высокие шнурованные ботинки. И каждое было буквально изрешечено пулями. Четырежды два – восемь покойников, байкеров, неизвестно как оказавшихся в сельской канадской глуши. Такая вот убийственная арифметика. Раскрытие данного преступления стало для полиции провинции Онтарио делом чести. И это, поверьте не расхожая фраза. Дело в том, что такого количества трупов за один раз, местные сыщики не видели аж с 1989 года. В команде сыщиков, расследовавшей нынешнее злодеяние, остались ветераны полиции, помнившие, как в далеком декабре 1989 года некий стрелок одиночка Марк Лепэн ворвался в здание Монреальского политехнического колледжа отделил мужчин от женщин и, выстроив последних в ряд, затеял массовый расстрел, вопя при этом: «Я хочу настоящих баб, а не феминисток!».

В те дни Лепэн, убивший 14 и ранивший 12 молодых учениц колледжа, а затем покончивший с собой, был признан ярым женоненавистником, винивших во всех своих бедах, отсутствие секса и безработице, проклятых феминисток. А потому, как говориться по аналогии, сыщики и на сей раз принялись искать эдакого антибайкера – маньяка, сдвинувшегося мозгами на почве ненависти к любителям мотоциклов. Однако такового в Онтарио в итоге не сыскалось. Зато дал результаты опрос тайных агентов полиции, внедренных в местные байкерские команды.

ХОД РАССЛЕДОВАНИЯ МАССОВОГО «ЗАБОЯ».  

Сексоты, по долгу службы облаченные в косухи «Ангелов ада», поведали своим кураторам, что конкурирующая с «Ангелами ада» байкерская группировка под названием «Лос Бандидос» как раз не задолго до трагедии подле Шеддена заполучила огромную партию наркотика из Мексики. Сексоты же и предположили, убийство восьмерых байкеров могло оказаться каким-либо образом, связанным с «непонятками», возникшими во время дележа крупной партии наркотиков. Понятно, что такая осведомленность «Ангелов ада» о делах конкурентов не оставила сыщиков равнодушными. Ребят привлекли даже к исследованию трупов их коллег. И не зря. По массе мелких деталей, по татуировкам, по перстням, украшавшим пальцы покойников, «полуангелы» – полуагенты установили все восемь при жизни были членами команды «Лос Бандидос». Причем не просто членами этой байкерской группировки, но теми, кто входил в ее руководство. Детали мозаики сложились. Теперь полицейским оставалось лишь наведаться к «Бандитам» и выдать тем свою версию за неоспоримый факт: «А ну-ка, колитесь, ребятки, кто из вас замочил своих братков из-за мексиканских наркотиков?!». Такой визит в штаб-квартиру «Лос Бандидос» состоялся в начале мая 2006 года. Точнее, не визит, а наезд к любителям быстрой езды на мотоциклах, полицейские, по-видимому, для лучшего установления контактов, прибыли на своих «железных конях».

КОНЕЦ КРОВАВОЙ ДРАМЫ.

Несмотря на свой антураж, контакты у сыщиков ни с рядовыми членами «Бандитов», ни с их главным паханом, 56-летним Уэйном Келлестином, по началу не задался. Пресловутой мексиканской наркоты в штаб-квартире «Бандитов» не сыскалось, а потому и прижать байкеров оказалось нечем. Те на все вопросы о покойных друзьях лишь хранили угрюмое молчание да отнекивались короткими фразами: «Ничего не знаем. Свободные люди, в свободной стране, путешествовали сами по себе, вот и напоролись на каких-то отморозков!». Так продолжалось до тех пор, пока недавний выпускник полицейской академии, в последний момент затесавшийся в команду опытных сыщиков, не налетел вдруг на Келлестина с криком: «Ты, признавайся! Мы все равно знаем, что именно ты замочил всех восьмерых именно из-за мексиканской дури!». Старшие коллеги практиканта мгновенно заскучали, представив, как опытный Келлестин устроит обработку юнцу. Дескать, улик у тебя нет. Дескать, ты оскорбил меня ничем не обоснованным обвинением, а потому я на вас, законники поганые, в суд подам. Однако к удивлению ветеранов, расследовавших еще пресловутую «Монреальскую бойню», именно брань стажера и вывела невозмутимого Келлестина из себя. Уэйн, этот престарелый байкер, в ответ на обвинения юнца яростно рванул футболку у себя на груди и заорал: «Ах ты, легавый! Да сука я буду, чтоб за бабло братанов мочить! Там на самом деле все совсем по-другому было! Вот и пацаны мои подтвердят!». Что ж, полицейские диктофоны беспристрастно зафиксировали неожиданное признание Келлестина. Тут-то и вступили в бой старые, проверенные в деле кадры. Келлестина деликатно взяли под локотки: «А расскажите, любезный, как все было на самом деле! И, кстати, позвоните вашему адвокату!». Келлестин понял, что в запале сдал и себя, и корешей. Те, присутствовавшие при беседе босса с полицейскими, тотчас доказали, что вовсе не собираются блюсти байкерский кодекс чести. Все трое, и 21-летний Брент Гардинер, и 32-летний Франк Матэр, и 46-летний Эрик Ниссен, осуждающе покачали головами: «Извини, Уэйни, тебя за язык никто не тянул, а потому и мы молчать не собираемся. Всех их убил ты, так что тебе и срок мотать!». Ну а самый молодой из компании, Гардинер, и вовсе принялся сотрудничать со следствием: «Орудие убийства, винтовку «Штурм Руджер Мини – 14», он закопал во дворе нашей штаб-квартиры». Следствие по рекордному убийству оказалось и рекордно коротким. В частности, очень скоро выяснились обстоятельства расстрела Келлестином восьмерых его подчиненных. Как дотоле и предполагали сексоты из рядов «Ангелов», восемь будущих покойников прибыли к Боссу – Келлестину, дабы оптом приобрести у него крупную партию наркотиков, которую собирались реализовать уже по розничным ценам. Все шло хорошо до тех пор, пока Папа не обнаружил, что из 400 тысяч долларов, причитающихся ему за наркотик под названием «ripoff», практически все поддельные. Как ни странно, Келлестин не стал затевать из-за этого скандала с «братьями». Попросту уведомил их, что сделка не состоится, перезвонил другому покупателю, жившему подле местечка Шедден, договорился с ним о продаже партии наркоты, и предложил провинившимся выпить на брудершафт с ним, Уэйном, и с его телохранителями: Гардинером, Матэром и Ниссеном. Добрая совместная пьянка расставила, казалось бы, все точки над i, когда Келлестин узнал вдруг от захмелевших посетителей, что те отказываются участвовать в ежегодном летнем проезде по дорогам Онтарио. Вроде бы, ну и что? Но Уэйн тотчас схватил винтовку и в мгновенье ока на глазах у онемевших телохранителей буквально изрешетил незадачливых визитеров. Только расстреляв все патроны, Келлестин пояснил телохранителям: «Я зачистил их не за поганую дурь, а за честь! Есть только одно объяснение, почему они расплатились со мной фальшивками, а потом отказались участвовать в нашем слете. Тут, идеология! – Уэйн ткнул пальцем в оплывавшие кровью тела. – Они  попросту хотели отколоться от нас и создать свою команду. А за такое расплата одна – смерть!».

То, что произошло дальше, можно считать совмещение приятного с полезным. Загрузив в четыре машины наркоту и трупы, которые Келлестин, Гардинер, Матэр и Ниссен по-братски поделили поровну между собой, каждому по два трупа, «Бандиты» взяли курс в местечко Шедден. Сбыв местному торговцу «ripoff», вновь выехали на трассу, аккуратненько расставили на ней могилы на колесах. И, тщательно задрапировав салоны машин, чтобы покойных не сразу обнаружили, тронулись пешком до соседнего городка. Здесь, в «представительстве» местного отделения « Лос Бандидос», путешественников поджидали привычные им мотоциклы.

Вот, собственно, и конец истории.

label, , , ,

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *