МЕРТВЫЕ НЕВЕСТЫ МАНЬЯКА-НЕКРОФИЛА ДЖОЗЕФА УОЛТЕРА БАРКЛИ

История необычного маньяка некрофила. Рассказывая про серийных убийц, нельзя обойти такую проблему, как некрофилия. Он был чрезвычайно щедр и мил с представительницами прекрасного пола. Не задумываясь, мог купить приглянувшейся девушке дорогое кольцо с бриллиантами или сводить ее в самый престижный ресторан. Уже оставаясь наедине с избранницей на загородной вилле, не набрасывался сразу на женщину, как поступают иные ловеласы, а лишь интересовался, какой напиток она предпочитает в это время суток, и какую, музыку для нее поставить. Одним словом, 51-летний некрофил Джозеф Уолтер Баркли из предместья Нью-Йорка был образцом истинного джентльмена, готового угодить всем прихотям красавицы. А в ответ рассчитывал лишь на одно. На то, что, когда они улягутся вдвоем в постель, благодарная девушка исполнит и его пожелание, прикинется «мертвой».

МЕЧТА ПРЕКРАСНЫХ ДАМ.

Баркли, которого нью-йоркские полицейские задержали в конце мая 2004 года уже после того, как он успел совершить пять убийств, был из тех, кого на местном полицейском жаргоне именуют «потаенными парнями». Убежденный холостяк, небрежно одетый, как и многие другие одиночки, неухоженный, располагающий достаточным капиталами, Джозеф являл собой стандартную мечту для определенной разновидности современных девушек. Девушек, ищущих не активного мужчину, а скорее спокойного зрелого мужика, за чьей спиной чувствуешь себя как за каменной стеной. Не мудрено, что Джозеф легко заводил знакомства в барах с самыми неприступными красотками, вызывая тем самым ревность и недоумение у здешних заправских плейбоев. В отличие от них, этот старомодно одетый мужчина начинал с девушками разговор не с заурядного предложения купить выпивку, а с вручения небольшого букетика роз. И вскоре, обменявшись с новой знакомой парой фраз, покидал вместе с ней заведение под удивленные взгляды завсегдатаев. Что было дальше, известно: походы в рестораны, подарки, любезные речи. А вот о том, что происходило потом, когда, наконец, дело подходило к интиму, расскажем подробнее. Баркли, едва новая пассия оказывалась в холостяцкой постели, неожиданно проявлял фантазию, на которую, казалось, вряд ли был способен. В одних случаях, молчал и протягивал любовнице баночку с кремом, которым в морге гримируют покойных, и на недоуменный взгляд пояснял: «Намажь, пожалуйста, им лицо, грудь и влагалище, а потом замри и прикинься трупом». В других случаях, неожиданно сообщал, что к ночи любви должна присоединиться его жена, якобы сидящая в соседней комнате за компьютером. И если красотка, соглашалась на стандартное предложение, тотчас притаскивал, и бросал в кровать большую резиновую куклу, двойника одной из современных порно-звезд. Относительно того, скольким девушкам такие забавы пришлись по вкусу, остается положиться лишь на признание следователю самого некрофила, заявившего, что все 5 убийств были просто досадными исключениями из правил. Впрочем, Бог с ними, с тремя десятками девиц, согласно Баркли, в целости и сохранности покинувшими дом маньяка. Расскажем, что подразумевал под исключением сам монстр, который вполне может считаться самым эффективным маньяком и серийным убийцей среди некрофилов в 2004 году. Если девушка-исключение с гневом отвергала затею маньяка и извращенца, он попросту всаживал ей нож в шею, стремясь как можно меньше испортить тело. И, убедившись, что жертва мертва, начинал священнодействовать. Уже сам мазал тело покойной трупной краской, перетаскивал в постель надувную жену и, приняв душ, поочередно совершал половые акты с мертвой жертвой и с резиновой куклой. На другую ночь вывозил труп в пустынное место, закапывал его и вновь отправлялся по барам. На следствии, Баркли рассказал, что был некрофилом по убеждению, возбуждаясь лишь тогда, когда женское тело мертво и неподвижно, и заявил, что на его преступления повлияло увлечение обнаженными античными статуями. У следователей, однако, были основания полагать, что некрофил приукрасил действительность. Проверка компьютера Баркли, маклера, зарабатывавшего деньги на продаже акций в Интернете, показала, что убийца был подписан на 19 платных сайтов, тематикой которых был секс с мертвыми. Суд по уголовному делу Джозефа Уолтера, отправил его на пожизненное пребывание в психиатрической клинике закрытого типа. И еще одна поистине мистическая деталь из его преступлений. По странному стечению обстоятельств, не зависящих от воли маньяка некрофила, 3 из 5 его жертв имели, пусть и опосредованное, отношение ко всему, связанного с похоронами. К примеру, 21-летняя Кристина Уэнс работала до встречи с Баркли младшей помощницей патологоанатома, 23-летняя Элеонора Дениз Картли была единственной наследницей отца, владевшего небольшой похоронной фирмой в Вермонте, ну а последняя жертва некрофила 21-летняя Вики Тэтчер, сотрудничала в качестве волонтера с нью-йоркской благотворительной организацией, занимавшейся похоронами малоимущих граждан.

Впрочем, в «цивилизованной» Америке, которая всегда впитывала все «лучшее» из окружающего мира, и шла, как говориться впереди планеты всей в данных проблемах, у любителя мертвых невест были и свои предтечи, одним из которых был Харрисон Грэм.

ПРЕДТЕЧА КРОВАВОГО НЕКРОФИЛА.

…Он вновь услышал отвратительное карканье, ворвавшееся в квартиру через открытое окно. Он понял, что вороны, эти любители падали, опять жадно терзают мертвое тело его любовницы. Тело, которое он, вот уже дней пять тому назад перетащил на крышу. Он захлопнул окно и зарыдал, чтобы избавить Валерию от посмертного надругательства, стоило бы оставить ее труп в квартире. Однако места для нее здесь уже не было. Впрочем, привычно проглотив таблетку «ар-ти», он вскоре успокоился. И впрямь, не стоит беспокоится, когда в твоем безраздельном распоряжении не одна, а целых девять красавиц. Пусть и мертвых.

Харрисон Грэм.

9 августа 1987 года владелец доходного дома Натаниель Лонг окончательно понял, что не может дальше мериться с существующим положением дел. То лето выдалось в Филадельфии отвратительно жарким и душным. Оно словно усугубляло и без того отвратительный липкий смрад, разносящийся по всем владениям Лонга из квартиры его жильца, обитающего на последнем, третьим этаже здания. Натаниель вздохнул, натянул на себя тапочки, поднялся по заплеванной лестнице почти на крышу и заколотил в двери Харрисона Грэма: «Эй, мистер, извольте завтра же выметаться из квартиры. Мало того, что вы провоняли весь дом, так еще и за аренду третий месяц не платите!». На этих словах на пороге показался огромный негр, перекрывший могучим телом весь дверной проем и тем самым не позволивший владельцу дома заглянуть внутрь жилища. «О’кей, я завтра выеду из твоего проклятого муравейника! – процедил Грэм. Но обещаю, ты, белая крыса, запомнишь меня надолго. Очень надолго!». Сутками позже, вновь поднявшийся на третий этаж, Лонг счел, что понял, чем именно решил насолить ему на последок съехавший жилец. Хозяин дома так и не смог попасть в квартиру Грэма – оба замка квартирант сломал, зверски покорежив их дужки. Тихо выругавшись, Натаниэль заглянул через скважину внутрь жилища Харрисона и тотчас смекнул, испорченные замки это еще полбеды. Бедой же были отрубленные женские ноги, валявшиеся в запертой прихожей. Чуть дальше, у входа в зал, Лонг разглядел голый торс другой мертвой женщины. Другой, потому что иссиня-черный цвет отчлененных ног никак не подходил по гамме к страшной половинке, оставшейся от молочно-шоколадной мулатки. Когда желудку Лонга уже стало нечем исторгаться, владелец доходного дома собрал в кулак всю силу воли и позвонил в полицию. По правде, приехавшим вскоре полицейским пришлось куда хуже, чем Натаниелю, узревшему картину лишь настолько, насколько позволяла замочная скважина. Едва сыщики взломали дверь в квартиру Харрисона, как трупный смрад, витавший там, тотчас перемешался с запахами гамбургеров, так до конца и не успевших перевариться в железных организмах недавно отобедавших блюстителей закона. Прихожая и вход в зал оказались лишь предбанником в ад. Сам ад находился во второй, дальней комнате. Здесь в разных позах восседали, возлежали и попросту валялись на полу еще восемь обнаженных мертвых красоток. Иные были лишены вырезанных монстром грудей, ушей и половых губ. Иные были в полном порядке, вот только за давностью сроков пребывания здесь, уже почти превратились в скелеты. Подобному гарему вполне соответствовал и здешний интерьер. Стены комнаты были перепачканы собачьим калом и украшены матерными надписями, по всей видимости, выведенными самим преступником губной помадой его жертв. Тут же в беспорядке валялись по всему периметру похабные порнографические рисунки, изображающие секс Грэма с женщинами, в которых судебные художники и судмедэксперты позднее опознали мертвых обитательниц гостеприимной квартирки Харрисона. Рисунки, надо заметить, сколь отвратительные, сколь и не бесталанные. Поход по этому «музею смерти» закончился для полицейских на крыше, где ими было найдено очередное мертвое тело. Точнее, практически скелет, обглоданный до костей вороньем. И если остальных жертв Грэма сыщики рано или поздно, но идентифицировали, то в данном случае к работе пришлось привлекать полицейского скульптора. Только он и сумел восстановить облик десятой жертвы маньяка, 25-летней матери двоих детей Валерии Джеймизон, числившейся в розыске еще с конца марта 1987 года. Всего увиденного в апартаментах Грэма и на крыше дома сыщикам вполне хватило для того, чтобы им очень страстно захотелось побеседовать  с былым квартирантом мистера Лонга. К счастью, хозяина ужасного гарема смерти и искать, долго не пришлось. Другие здешние жильцы хорошо знали, что парень промышляет в Филадельфии, на 15-й Северной улице, торговлей знаменитым в те годы «ар-ти», дешевой наркотической комбинацией из стимуляторов и болеутоляющего лекарства, дающей мощный галлюциногенный эффект за малые деньги. Там-то, на Северной улице, Харрисона и арестовали. Уходить в полный отказ, при таких вещественных доказательствах Грэм не посчитал нужным. Сразу пояснил, жертв своих выбирал среди не слишком состоятельных поклонниц «ар-ти». Предлагал наркотик за секс. Приводил к себе домой. А потом, во всем, дескать, оказалась повинной техника секса, излюбленная Грэмом. Войдя в раж, он, якобы непреднамеренно душил своих наложниц в момент достижения оргазма. А, уже придя в себя, с удивлением обнаруживал в своих объятиях мертвую женщину. Каждое такое убийство из-за любви Харрисон, согласно его показаниям, «тяжело переживал». Мазал стены собачьими фекалиями. Писал там же разные ругательства и непристойные выражения. Ну, а затем, чтобы прийти в умиротворение, просто-таки вынужден был принимать все большие и большие дозы своего товара. «Ну, а для чего ты трупы в спальне складировал?» – поинтересовались у Харрисона следователи у маньяка. И услышали в ответ: «Каждую свою девушку я просто обожал и не хотел с ней расставаться. Я хотел, чтобы каждая осталась со мной до конца, а потом со временем и организовал для них что-то вроде гарема в отдельной комнате. Что касается последней моей любви, Валерии, то для нее уже просто не нашлось места среди других женщин, так что я был вынужден перенести ее тело на крышу». На этих словах Грэм безудержно зарыдал, что и было беспристрастно отмечено в протоколе допроса. «Хорошо, а для чего ты отрезал мертвым жертвам части тел? Почему отрезал ноги, а другую даже распилил электропилой надвое?» – спросили монстра. «О, ну в этом повинен наркотик! – ответил тот. – В здравом уме и памяти я никогда не вытворял ничего подобного. Напротив. Я частенько покупал своим умершим возлюбленным цветы и даже оказывал им сексуальное внимание уже после смерти!». Это заявление коллекционера мертвых любовниц было чистейшей правдой. Сыщики припомнили, как в момент первого визита в квартиру маньяка с неудовольствием обнаружили подле трупов и раскиданных по всей хате порнорисунков, давно завядшие лепестки роз. Что касается посмертного внимания, то и тут подонок не врал. Судмедэксперты подтвердили, Грэм не брезговал некрофилией, к слову, обеспечившей извращенцу и убийце тяжелое заболевание половых органов.

РАСПЛАТА МАНЬЯКА ХАРРИСОНА ГРЭМА.

На суде присяжные единогласно сочли маньяка Харрисона Грэма виновным в убийстве десяти женщин и посмертном глумлении над ними. Обвинитель потребовал для маньяка довольно-таки необычного наказания в виде пожизненного заключения и шести казней.  Судья полностью поддержал это требование и, заявил об особом цинизме маньяка, который занимался сексом с ничего не подозревающими женщинами в одной комнате, в то время как в другой уже был оборудован склад трупов, накинул от себя еще 14 лет тюремного заключения. Казалось бы, с такими приговорами попросту не выживают. Однако в деле Грэма, как и в делах многих других запредельных маньяков, сказали свое веское слово адвокаты. Минуло всего полгода с момента водворения смертника за решетку, как они настояли на повторном судебном процессе. На нем убийца был поначалу оправдан от 14-летнего срока за особый цинизм содеянного, мотивация: «Какой же там цинизм, коль он плакал над убитыми женщинами!», а после и от шести смертных приговоров, мотивация: «Во всех смертях и впрямь повинна сексуальная техника бедолаги!».

В итоге десятикратный убийца остался жив. В тюрьме он ударился в религию и участвовал в 2006 году в конкурсе на всеамериканское звание «Мистер лучший проповедник-заключенный», заняв почетное третье место и пропустив вперед лишь бывшего растлителя малолетних и рецидивиста-медвежатника.

Ну что тут еще скажешь!

label, , , , , , , , , , , , , ,

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *