КЛАРА ШВАРЦ, ДЖИН АЛЕКСАНДРИ, ЛИНДА КОННОР, МАРИНА КОЭН – ВАМПИРШИ ИЗ ЛИСБЕРГА

Тот факт, что четыре жительницы американского города Лисберга считали себя последовательницами кровавой герцогини Батори, отличавшейся пристрастием к вампиризму, никого из их земляков не волновало. Думали, дурачатся молодые дамочки, младшей из них недавно исполнилось 18 лет, а старшей было 29. Даже сексуальная оргия, которую они учинили на кладбище летом 2001 года, фактически сошла им с рук. Девицы отделались двухсотдолларовыми штрафами, которые вскоре с лихвой окупили, разместив фотографии с места действия на одном из платных сайтов Интернета. Но и тогда никто не предполагал, что в марте 2002 года в местном суде будет слушаться громкое дело, которое пресса окрестит «Процессом против вампирш Лисберга». Дело о порфиризме – высасывании крови из жертвы и убийстве четырех человек, среди которых окажутся три отца и любовник одной из обвиняемых.

18-летняя Клара Шварц, как и остальные ее подружки по «Лисбергской банде», была убежденной лесбиянкой. В банду девицы сбились не только на почве любви к розовому сексу, но, возможно, и потому, что росли в одинаково неблагоприятных условиях – три из четверых будущих вампирш воспитывались отцами, две из четверых были изнасилованы ими еще в девичьем возрасте. Причем 23-летняя Линда Коннор пострадала от отца в 4 года!

ПЕРВАЯ КРОВЬ.

Тон в банде задавала 29-летняя Марина Коэн, как-то сообщившая подругам страшную тайну, у нее есть приятель, любовник мужского пола. На возмущенные восклицания подружек Марина лишь усмехнулась, заявив, что «мужскую роль» в их паре исполняет она. 16-летний Брэд любит, когда «госпожа» сосет у него кровь из предплечья! Соблазненные рассказами старшей подруги, девушки согласились присутствовать на любовном свидании сладкой парочки. 16 февраля 2001 года, позанимавшись с любовником сексом и выпив у него немного крови, Марина неожиданно отлучилась на кухню, из которой вернулась с ножами для себя и подружек. Нанеся Брэду Торио два удара ножом в грудь, маньячка приказала подругам: «А теперь вы!». Набросившись на юношу, девицы буквально превратили его тело в кровавый бифштекс. После чего Марина достала из комода наркотические таблетки и высокие фужеры, приказав наполнить последние кровью жертвы. После этого у тела убитого парня была устроена сексуальная оргия. Осатанев от крови парня и наркотиков, девицы не только ублажали друг друга, но и пили собственную кровь, в экстазе нанося друг другу уколы орудиями убийства. Одна из вампирш, Джим Александри, признается позднее следователю: «Когда у нас осталась последняя таблетка экстази, Линда Коннор предложила ее разыграть, кто напишет губной помадой самое ужасное ругательство на обнаженном теле Брэда, тот и получит приз». Выиграла Марина Коэн. Сумасшедшие? Возможно.

Но примечательно то, с какой хитростью девицы обеспечили себе алиби. В то время как Марина с Кларой повезли тело покойника в горы на съедение орлам, две оставшиеся подруги замыли кровь в квартире Коэн. А на утро 17 февраля та, как ни в чем не бывало, пришла в полицию с заявлением, что Брэд Торио пытался изнасиловать ее, ударил несколько раз ножом и только появление подруг спасло девушек от жуткой расправы. Место нападения, естественно, было перенесено хитроумной вампирессой в местный парк. А являвшиеся в отделение полиции в белых платьях подружки-свидетельницы произвели на стражей порядка столь благосклонное впечатление, что полицейские даже не удосужились побывать на квартире у жертвы. Всего рассказанного девушками полицейским оказалось достаточно, чтобы выдвинуть удобную для преступниц версию, горе-насильник и несостоявшийся убийца ударился в бега, опасаясь тюремного заключения. При этом надо отдать должное артистизму лесбиянок и вампирш. Для того чтобы не вызвать подозрения у сыщиков, преступницы пошли даже на осуждение своей подруги. Из протокола допроса 18-летней Клары Шварц: «Я думаю, что она и сама виновата. Слишком много надежд давала Брэду и ускользала от него, как бабочка». Ей вторила 21-летняя Джин Александри: «К моменту, когда его задержат, мы думаем, что Марина сама будет просить у суда о снисхождении к Торио».

РОЖДЕНИЕ БАНДЫ ЖЕНСКИХ МОНСТРОВ.

Как известно, кровь пьянит, а безнаказанность развращает. Уже 20 марта все той же Коэн приходит в голову безумная идея, маньячка предлагает подругам разделаться с надругавшимися над ними отцами, а заодно получить удовольствие от наркотиков, секса и вампиризма. Легенду об исчезновении мужчин ей подкидывает удачный опыт группового лжесвидетельства в полиции и, собственный отец, как раз за неделю до кровавой оргии укативший на заработки на Средний Запад. 22 марта 2001 года 23-летней Линде Коннор, как наиболее пострадавшей от отцовского насилия, в 4 года! – выпала честь первой избавиться от опостывшего отца. С утра, подпоив 44-летнего папулю виски, Линда шепнула ему на ушко, что под вечер к ним заглянут ее очаровательные подружки и, как знать, не приглянется ли ему какая-нибудь из них. Не просыхавший с утра до вечера полысевший педофил около 20 часов вечера 22 марта с надеждой впустил в дом трех очаровательных подруг дочери. На сей раз девицы, вовсе не интересовавшиеся, что скрывается под штанами у мистера Коннора, действовали по усеченному варианту. Пока Джин и Марина строили глазки осоловевшему от виски мужчине, его собственная дочка вместе с Кларой Шварц подкрались к нему сзади и задушили рыболовной леской. Чувствительную Линду вырвало на труп собственного отца, что испортило настроение ее подругам. Сексуальной оргии девушки на это раз не предавались. Загрузив тело покойника в «Олдсмобиль» мисс Александри, преступницы вывезли его в горы, где завалили камнями. А вот без вампиризма, пусть и не столь разухабистого, как первый раз, не обошлось. Задававшая в компании тон Марина Коэн уже в горах сцедила кровь при помощи спицы из горла покойного в пустую бутылку из-под виски, которую девицы выхлебали по дороге. На этот раз девицы отлеживались по домам аж до 27 мая, пока, наконец, исчезновением на проповедях пусть и беспутного прихожанина не обеспокоился священник местной церкви. Подружки, как могли, утешили святого отца, и наведавшуюся по его следам полицию. Его дочь Линда Коннор заявила: «Папа слышал от отца мисс Коэн, что на Среднем Западе требуются рабочие строительных специальностей, вот и подался по его стопам». Ее поддержала Марина Коэн: «Папа все время давал ему вырезки из рекламных газет и уговорил-таки дядю Джека заняться настоящим мужским делом». Что ж, и на этот раз полиция не почувствовала в признаниях подруг подвоха. И ничего удивительного, слишком уж хороша была легенда, ведь рабочая миграция на Западе – обыденное дело. Вслед за 44-летним мистером Коннором на тот свет отправился 53-летний отец Джин Александри, Бартоломью, приятельницы отработали на нем схожий сценарий, вновь одурачив полицию. Заметим, что вампирессы к этому времени уже потеряли всякую человеческую чувствительность, никого из них не стошнило на труп задушенного мужчины, так что приятельницам ничего не помешало предаться сексуальным утехам на фоне мертвого тела. Более того, Коэн, как всегда, выдвинула, свежую идею, наполнить в бутылку кровь покойника, с тем, чтобы позднее попробовать наполнить ее углекислым газом и приготовить красное шампанское!

НЕУДАЧНЫЙ ПРОКОЛ ВАМПИРШ.  

И лишь с мистером Шварцем в январе 2002 года у девиц случилась промашка. Ион Литгоу Шварц оказался крепким мужиком, оказавшим отчаянное сопротивление собственной дочери и ее озверелым подружкам, на этот раз им не удалось ограничиться одной удавкой, в дело пошли ножи кровавые брызги, от ударов которых буквально залили пол его квартиры. Но дело, собственно, даже не в этом. В самый разгар вампирского пиршества домой из Балтимора, где находилась в командировке, неожиданно вернулась жена Иона Литгоу и мать Клары, Патриция. Женщина в ужасе бежала из собственной квартиры и вызвала полицию.

Слушания по делу о «вампиршах из Лисберга» продолжалось долго. Приговор, вынесенный им судом, отправил всех участниц этих событий за решетку до конца дней. Мы же в завершение лишь процитируем ответ Клары Шварц на вопрос судьи: «Почему подсудимая, единственная воспитывавшаяся в полной семье и к тому же не ставшая жертвой насилия со стороны отца, тем не менее, участвовала в беспредельной расправе над ним?». Вампирша ответила так: «У нас все было общим. И выпитая нами кровь сплачивала нас куда больше, чем мое кровное родство с отцом. Я пожертвовала им ради всех нас!».

label, , , , , , , , , , , , , , ,

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *